Мухтар Ауезов. Три желание. ІІІ нуска

ТРИ ЖЕЛАНИЯ

(Катерина Виноградскаямен бірігіп жазған)

Аңыз

3-нұсқа

1

Чиста и гола великая зимняя степь.

Далеко, в снежной пыли, уходящее войско. Юноша Жаныбек садится на коня. Один из всадников возвращается и шагом проезжает мимо Жаныбека.

Жаныбек: — Что я вижу? Ты не едешь в поход, друг мой Алдар Косе?

Алдар Косе: — Мне нужно подумать о победе!

Жаныбек: — И для этого ты возвращаешься домой?

Алдар Косе: — Друг мой, Жаныбек, если народ победит, вся слава достанется хану Аблаю. Если народ будет побежден, все сочувствие опять-таки достанется хану Аблаю. Мне не очень хочется так много думать о хане Аблае и так мало о самом себе.

Жаныбек: — Пережитое вместе с народом — торжество.

Алдар Косе: — Что же делать?

Жаныбек: Что касается до нас, то мы едем в поход с другом моим Алдаром Косе.

Скачут два друга по снежной степи.

Начинается предгорье.

Склоны гор.

Угрюмые громады скал.

Темные ущелья.

В лощинах пестромногоцветные стада.

Одинокий тополь вдали.

Молодой Жаныбек скачет по отрогам Алатау с копьем на неоседланном коне. Он держит курс на тополь. За ним на худой лошаденке трясется безбородый весельчак, хитрец и выдумщик Алдар Косе.

Алдар Косе недоумевает:

— Куда же ты скачешь, друг?

Жаныбек не отвечает.

Холм и одинокий тополь. Под тополем старик-пастух в бедной одежде. Жаныбек подскакал к пастуху:

— Отец, жертвенная овца есть?

Старик-пастух встревоженно:

— Что с тобой, сын мой Жаныбек?

Жаныбек: — Есть жертвенная овца, белая, желтоголовая?

Старик-пастух: — Случилось несчастье?

Жаныбек: — Счастье!

Старик: — Какое?

Алдар Косе: — Обыкновенные вещи, какие со всеми нами случаются в молодости. Или твой сын нашел золотой слиток с лошадиную голову. Или хан Аблай уступил ему трон. Или ему приснился счастливый сон, что он из ишака стал мужчиной. Или его ночью изловили у девушки. Самая обыкновенная вещь — счастье, тащи овцу.

Отец с тревогой всматривается в лицо сына.

— Ты уезжаешь в поход, Жаныбек?

Жаныбек: — Враг вторгся в пределы нашей орды, отец. Я иду в бой на испытание своей военной славы и славы моего народа.

Алдар Косе: — Ну, что ты застыл, отец, тащи овцу!

Отец Жаныбека растерянно и горестно гладит стремя сына:

— В долине только черные овцы.

Алдар Косе: — Нет в долине, найдется на горе.

Отец Жаныбека с любовью гладя щеки сына:

— Гора в тучах.

Алдар Косе: — Разве у тебя нет рук? Отодвинь половину туч направо, половину налево и увидишь.

Старик плача:

— Стар я, плохо вижу.

Алдар Косе: — Вынь свои глаза, подними их в руках, огляди всю степь и увидишь.

Старик сердито: — Что ты мне все советуешь, Алдар Косе, когда я отлично вижу, что все эти овцы — чужие.

Алдар Косе стегает лошадь камчой:

— Э, старый, почтенный человек, что ж ты давно Алдар Косе направил лошадь прямо на богатое многотысячное стадо, пасущееся по склону. Овцы шарахаются от всадника. Нагибаясь, он отшвыривает овец в разные стороны, пока не добирается до белой, желтоголовой, жирной. Подняв ее и перекинув через седло, несется обратно и сбрасывает овцу на землю у ног старика.

Старик всплескивает руками:

— Ай-ай, взял чужую овцу...

Алдар Косе: — Кто уже разделся, не боится нырнуть.

Алдар Косе и Жаныбек слезают с коней. Отец, взяв овцу на руки, поворачивает ее кроткую головку в сторону Каабы. Торжественно поднимает к небу ладони:

— Аллах, пророки и семьдесят семь поколений наших священных предков, желаю и прошу сыну моему Жаныбеку...

Жаныбек останавливает отца:

— Погоди, отец, скажи прежде мне, отец, чего ты будешь просить для меня?

Отец, недовольный тем, что его прервали, наспех перечисляет:

— Чтоб враг был малочислен. Чтобы ты застал врага врасплох, невооруженным. Чтоб пролилось мало крови. Чтоб ты оказался сильнее и вернулся со славой, с целым конем и невредим...

Алдар Косе причмокивает на каждое слово и с удовольствием кивает головой:

— Все в порядке, давайте.

Жаныбек: — Нет, отец, я сам принесу свою первую жертву и сам себе пожелаю.

Жаныбек поворачивает кроткую головку овцы к сияющим вершинам, в сторону Каабы:

— Мне, Жаныбеку, идущему в первую битву с врагами моего народа, прошу и желаю:

Чтоб силы врага были жестоки, богаты, неисчислимы. Чтоб я нашел врага недремлющего, ожидающего в засаде, закованного в холодную сталь. Чтоб враг встретил меня отточенными копьями и занесенным мечом.

Чтоб моя кровь и кровь моего народа — наше молодое богатство — легла рекой поперек дороги врага. Чтоб враг захлебнулся ею и был опозорен навеки бегством и поражением.

Старик отец заслоняет рукой каждое слово, вылетающее изо рта сына, и шепотом умоляет предков:

— Что вы его слушаете, великие пророки, он просто глуп, и походах не был, мечтает, что война есть великий той, утеха п праздник. Снизойдите к глупой молодости, вечные боги...не понимает Жаныбек, что говорит... Пропустите его слова мимо ваших святых ушей...

Алдар Косе со своей стороны:

— Никогда еще я не был так согласен с моим другом Жаныбеком. Исполните его просьбу, великие боги, ведь нет иичего приятнее, чем задавать молодым мужчинам хорошую работу!

Заклание жертвенной овцы. Уже почуяв ужин и удовольствие, по склонам гор поползли к пастуху седобородые старики, родственники и друзья.

Алдар Косе: — Так как друг мой красноречив, а овца жирна, я думаю, что не сделаю большой ошибки, если спокойно отправлюсь в поход.

Снежные отроги Алатау. Скачут Алдар Косе и Жаныбек.

Далеко за отрогами скал видно уходящее войско. Вьются разноцветные конские хвосты — знамена. Вьются конские хвосты у подножий, взметает снежный буран, скрывая движение войска, заметая следы, — военная хитрость привязала к конским хвостам охапки сухого седого ковыля.

2

Бой. Снежная пыль и пенье стрел. В неожиданных разрывах снежной пыли возникают клубящиеся конские ноги, летящие конские пасти, в белизне сверкает сталь мечей. Сквозь древки копий прямым полетом черных ласточек летят массами стрелы. Замахиваются тяжелые на длинных деревянных ручках кистени. В тучах взметенной снежной пыли вовсе не видна численность сражающихся отрядов. Только в отдельных схватках несколько раз возникает ханское знамя из разноцветных конских хвостов и знамя врагов с полумесяцем на ткани. Заметно, что преобладающий цвет лошадей — белый. Среди сражающихся Жаныбек видней на своем гнедом коне, но есть несколько джигитов, совершенно сходных с ним и конями, и вооружением.

Дерутся на конях двое: Жаныбек и враг. Битва кипит вокруг знамени врага, — с полумесяцем на ткани. В разрывах снежной пыли виден яростный Жаныбек. Он держит повод коня и дерется обеими руками. Искусство боя на коне. Знамя качается, его прямым полетом пронзают поющие стрелы. Затем знамя взвивается высоко вверх. Недолго стоит там, в высоте, и, затрепетав, рушится вниз.

3

Битва кончена. На холме, окруженный своими полководцами, стоит хан Аблай. Перед ним стелятся знамена. Их опускают перед победителем проходящие под холмом внизу войска. Но хан недоволен.

— Найдите победителя, — говорит он. — Это неизвестный мне человек на гнедом коне.

Среди полководцев хана волнение.

Ездят среди сгрудившихся войск, бегут среди отдыхающих, скачут над мертвыми посланные ханом гонцы, кричащие:

— Найдите победителя! Это неизвестный человек на гнедом коне.

Жаныбек и Алдар Косе отдыхают на снегу. Жаныбек не-подвижен, он спит. Алдар Косе прислушивается и осторожно подымается. К его руке привязаны поводья лошадей его и друга.

Он вкладывает поводья в руку спящего Жаныбека.

У холма хана нарастающее волнение. Хану докладывают:

— Нашли!

Хан Аблай в изумлении глядит с холма.

Перед ним двенадцать человек на гнедых конях. Все они неизвестны.

Хан говорит ближайшему:

— Мне нужен один.

Двенадцать самозванцев кричат, перебивая друг друга, показывают свои разорванные халаты, свои раны, дергая повыше морды своих коней, стараются выдвинуться из ряда и привлечь внимание хана. Только и слышно:

— Я, я, это был я!..

Алдар Косе ужом пробирается среди окружающих хана советников. Он просит у хана разрешения задать двенадцати соревнующимся только один вопрос. Алдар Косе получает разрешение.

Сквозь стену перепуганных, встревоженных, типично царедворских лиц просовывается его вечно юное, бессмертно лукавое лицо. Почтительно он спрашивает двенадцать притихших молодцев:

— Скажите, пожалуйста, герои, вы, кажется, были близко от знамени, не можете ли вы сказать, какая у него была подкладка?

Герои растерянно молчат, затем все сразу кричат:

— Синяя!

— Красная!

— Желтая!

— Голубая!

— Зеленая!

— Черная!

— Белая!

— Прекрасно. Очень точное свидетельство, — говорит почтительно Алдар Косе. — А к тому же я знаю человека, который запомнил и его лицевую сторону.

Алдар Косе выводит вперед Жаныбека и распахивает на нем халат. На голом теле юноши навернуто знамя с полумесяцем на ткани.

— Подкладки, к сожалению, не было, — смеется Алдар Косе.

Хан, улыбаясь, глядит на Жаныбека. Лицо юноши бесстрастно и спокойно.

— Как твое имя? — спрашивает хан.

— Мое имя не имеет значения. Я безымянный сын безвестного народа, — отвечает Жаныбек.

— Твое имя — победитель, — говорит хан.

Хан предлагает Жаныбеку:

— Пусть вся военная слава моего народа отныне будет принадлежать мне и тебе. Стань во главе войска и сделай из моих воинов таких храбрецов, как ты.

Жаныбек: — Боюсь, если это случится, не взвидишь ты белого дня, хан. Не понравится тебе такое войско, боюсь, хан.

Хан смеется:

— Э, молодой храбрец, я же тебе это сам предлагаю.

Жаныбек отвечает:

— Оставь, господин, не стерпишь.

Хан говорит без улыбки:

— Моя милость не бывает дважды.

Жаныбек: — Тогда я исполню это, если ты исполнишь мои три желания.

— Исполню, — говорит хан. — Проси.

Жаныбек: — Все долины и склоны твоих владений покрой садами, и пусть дадут сады такие плоды, о которых пел народ в золотых песнях Асана Кайгы.

Но чтобы плодами этих благословенных долин пользовались не только ты и я, но и весь народ мой. Можешь это исполнить, хан?

Хан молчит, затем говорит:

— Дальше.

Жаныбек: — Воздвигни в степи Казахстана замки и дворцы, о которых нам рассказывали матери, баюкая нас на руках. Но чтобы в них жили не только ты и я, но и весь народ мой.

Можешь исполнить это, хан?

Хан молча глядит прямо в глаза Жаныбека. Молчат его советники. Слушают Жаныбека воины — юноши с пушком на щеках, зрелые и пылкие мужи, холодные и рассудительные старики. У каждого мечта во взгляде, у каждого сомкнуты уста.

Хан говорит:

— И последнее?

Жаныбек:

— Сделай доступными для человека выси небес. Чтобы каждый мог нестись быстрее кречета, видеть зорче орла. Сделай доступными для человека глубины земли, где лежат сокровища, которые искал Эдиль. Но чтобы этими тайнами выси и глубины владели не только ты и я, но и весь народ мой. Исполни это, хан, и благодарные долины и горы родят тебе войско, где каждый будет храбрецом и каждый полководцем.

Хан, разъяренный, молчит, глядя на юношу.

— Можешь ты это исполнить, хан, для меня и моего народа?

Хан вытаскивает меч из ножен и заносит над Жаныбеком.

Жаныбек спокойно говорит:

— Вот слова хана.

Хан вкладывает меч в ножны и говорит только:

— Уходи!

Жаныбек отворачивается и уходит, но хан добавляет, преодолевая стыд:

— Но запомни: наши слова не должны дойти ни до одного человеческого уха.

Жаныбек: — Слово не будет сказано, но песня будет спета. Я передам эти слова горам и долинам моей страны.

Ушел вдаль высокий холм и стал кучкой песка.

Хан с приближенными своими стал меньше воробья.

Чиста и гола зимняя великая степь. Спускаются с предгорий Жаныбек и Алдар Косе. Звучит их песня о золотых снах народа.

Ей отвечает эхо.

Грохочет обвал в горах, поет ручей, кружится буран.

Удаляется песня, и каждую строфу сопровождает эхо. Казахстан слушает своих певцов и отвечает согласием на их песню.